Среда, 22.11.2017, 11:17
Приветствую Вас Гость | RSS

Каждый может быть журналистом!!!

Главная » 2008 » Сентябрь » 28 » ЖУРНАЛИСТ В ПОИСКАХ ИНФОРМАЦИИ 2-АЯ СТ.
14:46
ЖУРНАЛИСТ В ПОИСКАХ ИНФОРМАЦИИ 2-АЯ СТ.
Мониторинг нарушений, связанных с ограничением доступа журналистов к информации
(аналитическая справка)

Общая характеристика результатов мониторинга

За 1996 год в мониторе зарегистрировано 277 нарушений против СМИ и журналистов, из них 67, то есть каждое четвертое, связано с ограничением доступа к информации.

Это - отказ журналистам и редакциям в предоставлении запрашиваемой информации, лишение возможности посещения и присутствия на объектах, территориях, пресс-конференциях и открытых мероприятиях, ограничение права производить записи, отказ и незаконное лишение аккредитации и т.п.

Значительный интерес представляет динамика изменений ситуации в первой половине 1997 года по сравнению с тем же периодом прошлого года. Оказалось, что в текущем году почти вдвое чаще ограничивается доступ к информации (37 и 63 конфликта). Но и при этом факты, попавшие в монитор, - лишь малая часть того вала подобных нарушений, которые получили повсеместное распространение.

Реальное положение СМИ менее благополучно. Наличие огромного "латентного" слоя неучтенных правонарушений подтверждается рядом показателей, рассматриваемых в ходе дальнейшего анализа.

Среди всего комплекса причин хотелось бы особо выделить одну. Речь идет о толерантности работников СМИ, их терпимости к нарушениям. Не вызывая активного протеста со стороны журналистов, нарушения не становятся достоянием общественности и зачастую остаются безнаказанными. Пострадавшие нередко предпочитают улаживать свои дела сами, пользуясь окольными путями, не прибегая к правовым средствам защиты. Лишь малая часть сведений такого рода и только по наиболее серьезным нарушениям попадает на страницы газет или в радио- и телепередачи и доходит до монитора.

Содержательный анализ позволяет сделать вывод о пассивно-оборонительном поведении многих работников СМИ в конфликтах такого рода. В ряде случаев пострадавшие вовсе не обращаются в соответствующие органы за защитой либо не знают, как надо действовать и юридически грамотно документировать факт нарушения. А натолкнувшись на нежелание чиновников заниматься их жалобой как "кляузой" или связываться с влиятельными лицами, журналисты лишь иногда выплескивают свое негодование в печати и, не веря в успех дальнейшей тяжбы, оставляют нарушение без последствий.

Такая позиция журналистов не является экстраординарной. Она присуща значительной части россиян-нежурналистов. Так, широкомасштабные исследования общественного мнения, проведенные Научно-исследовательским институтом Генеральной прокуратуры РФ, показали, что, даже будучи ущемлены в своих правах, люди не обращаются за правовой защитой. При этом свыше 40% респондентов указали, что вообще не верят в возможность добиться справедливости, и более 30% - не хотят тратить время и силы, предпочитая улаживать свои дела другим путем. Примерно такое же распределение ответов было получено и при выборочном опросе журналистов. Но поскольку журналисты своими публикациями, выступлениями оказывают существенное влияние на формирование общественного мнения, то такая пассивность в защите собственных прав особенно тревожна.

Вместе с тем нельзя не обратить внимание на отрадный факт. Так, если в первой половине 1996 года лишь в 6-7 % зафиксированных случаев ограничения доступа к информации источником первичных сведений о конфликте явились журналисты и редакторы (3 конфликта из 45), то в 1997 году - почти 40 % (26 из 66). То есть можно говорить о некоторых тенденциях роста активности представителей СМИ (журналистов, редакторов) в отстаивании своих прав, а также о повышении значимости информации и возможности ее беспрепятственного получения.

Другое соображение сводится к тому, что свободный доступ к общественно значимой информации - не корпоративно-цеховая потребность журналистики. В этом заинтересованы и каждый гражданин, и общество в целом. Известно, что провозглашенные Российским законодательством право свободно искать, получать, производить и распространять информацию, свобода массовой информации являются необходимым условием реализации всех иных прав и свобод в демократическом правовом государстве.

Средства массовой информации, выполняя информационную функцию, являются при этом и каналом выражения общественного мнения, и средством его формирования, и инструментом социального контроля гражданского общества над властью и государством. Поэтому право на информацию и доступ к ней имеют жизненную ценность не только для работников СМИ.

Однако многочисленные факты, специальные исследования и данные нашего мониторинга доказывают, что между правом на информацию и реальным доступом к ней - все возрастающая дистанция. Сокрытие информации в самых изощренных формах и под различными предлогами стало обычным образом действий всех ветвей и этажей власти, органов управления, чиновничества, хозяйствующих субъектов, финансовых структур, некоторых общественных объединений.

За информационной завесой утаиваются неприглядные, а подчас и криминальные планы, цели, действия и в то же время навязывается информация, облегчающая их реализацию, позволяющая манипулировать общественным сознанием и поведением. В связи с этим уместно отметить следующее.

По свидетельству журналистов, наиболее частыми источниками, к которым они обращаются за общественно значимой информацией, на первом месте стоят органы исполнительной власти, на втором - органы представительные, на третьем - правоохранительные органы, затем - государственные предприятия, коммерческие и финансовые структуры, и последние в этом ряду - иные источники.

Однако по степени закрытости от СМИ названные органы располагаются в том же порядке. Рекордсменами закрытости и максимальными зажимщиками информации опять-таки являются исполнительные и правоохранительные органы.

Известно, что факты - "хлеб журналиста". Между тем чиновники и функционеры легко делятся с журналистами своими планами, проектами и обещаниями, но в максимальной степени скрывают от общества именно фактуальную, событийную, документальную информацию, которую журналистам приходится искать и получать в других, не столь осведомленных источниках.

В результате сложился порочный круг. Власть, обязанная быть открытой и прозрачной для общества, дозирует и скрывает информацию о положении дел и своей деятельности, но яростно преследует средства массовой информации за распространение сведений, не соответствующих действительности, а чаще - за невозможность доказать в суде их соответствие действительности в силу недоступности скрываемой информации.

С другой стороны, по признанию самих журналистов, в случае сокрытия и отказа в информации обращение в суд они избрали бы в последнюю очередь, как наименее эффективный образ действий.

И это соответствует реальному положению дел. В мониторе НЕ ЗАФИКСИРОВАНО НИ ОДНОГО СЛУЧАЯ обжалования в суд редакцией или журналистом сокрытия запрашиваемой информации.

Между тем трудно добиться цивилизованных отношений между властью и прессой, если не обращаться в суд за разрешением конфликтных ситуаций. Понятно, что журналистов останавливают организационно-процессуальные сложности, волокита, к тому же информация быстро устаревает и утрачивает свою значимость.

Но нельзя забывать о том, что ни один закон не будет работать, если люди своими действиями не будут добиваться внедрения его в жизнь и отстаивать его. Защита права на информацию, в том числе и через суд, должна стать непременной в случае нарушения этого права.

Где, кто и кому отказывает в информации?

В 1996 году конфликты, связанные с доступом к информации, зарегистрированы только в 23 субъектах Российской Федерации. Максимальное число фактов безнаказанного отказа в предоставлении и сокрытии общественно значимой информации зафиксировано в Чечне (14 конфликтов). Далее следует отметить Свердловскую область (6 конфликтов), Московскую и Ростовскую области (по 5 конфликтов), Санкт-Петербург, Москву, Орловскую и Волгоградскую области (по 3 конфликта), Нижегородскую, Пермскую области, Приморский край и Татарстан (по 2 конфликта).

Еще в десяти регионах зарегистрировано по одному конфликту: во Владимирской, Иркутской, Новосибирской, Тюменской и Ярославской областях, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Удмуртии, Краснодарском и Красноярском краях.

Остальные две трети регионов России не фигурировали в нашем мониторе. В этой связи еще раз напомним о постоянных сетованиях журналистов на сокрытие от них информации и препятствиях в доступе к ней.

Какие же изменения произошли в 1997 году? По сравнению с тем же периодом 1996 года почти вдвое расширилась география конфликтов, связанных с доступом к информации. Особенно "отличились" Ростовская и Липецкая области, далее можно назвать Москву, Свердловскую и Воронежскую области, Курскую и Новосибирскую области, Белгородскую область, Краснодарский и Красноярский края. В 16 регионах зарегистрировано по одному конфликту. Но остальные (63 региона) пока еще не попали в наш монитор.

Несовершенство действующего законодательства, неготовность журналистов отстаивать закрепленные законом права на поиск и получение информации позволяют заинтересованным лицам безнаказанно скрывать объективную информацию, манипулировать ею.

Как показали результаты анализа первичных сообщений, нарушения, связанные с запросом, поиском и получением информации, в 1996 году допускались в равной мере против как печатных, так и электронных СМИ.

А в 1997 году почти втрое чаще отказывают в информации журналистам газет, нежели представителям электронных СМИ.

Если в 1996 году чаще других ограничивались права на доступ к информации журналистов газет "Известия", "Нижегородские новости", "Троицкий вариант", информационного агентства "Орел-информ", телерадиокомпании "37-й канал", "Времечко" (АТВ), "Екатеринодар", "НТВ", то в 1997 году в большей мере пострадали "Вечерний Ростов", "Комсомольская правда-на-Дону", "Московский комсомолец-на-Дону", "Панорама" (Липецк), телепрограммы ТВИРС (Курская область), ТВК (Липецк), "Шанс" (Красноярск).

В числе тех, кто ограничивает права журналистов, отказывая им в информации, следует прежде всего назвать представителей органов власти, особенно исполнительной.

В мониторе в качестве нарушителей в 1996 году выступили такие влиятельные лица, как губернатор Орловской области, глава администрации Ярославской области, глава администрации Екатеринбурга, администрация Волгограда, Красноярского края, аппарат правительства Татарстана, городская Дума г. Троицка. В 1997 году в числе нарушителей значатся: Государственная Дума, Правительство РФ, правительство Республики Марий-Эл, администрации Воронежской, Липецкой, Рязанской, Кировской, Курской областей, Приморского края, г. Орла, г. Бердска, г. Старый Оскол, г. Моршанска Тамбовской области, г. Новосибирска, г. Прокопьевска Кемеровской области.

В Центр защиты прав прессы поступил ряд сообщений об отказе органами местного самоуправления предоставить редакциям и журналистам запрашиваемую информацию по тем основаниям, что ст. 39 Закона "О СМИ" не упоминает органы местного самоуправления среди органов и организаций, обязанных предоставлять запрашиваемую информацию. В связи с этим Центром было дано разъяснение о том, что такой отказ противоречит Конституции РФ и федеральному законодательству, а ссылка на ст. 39 Закона "О СМИ" (запрос информации) является неправомерной.

Особую группу нарушителей, создающих барьеры к доступу информации, составили представители силовых структур. В 1996 году это были военнослужащие Федеральных войск в Чечне, которые с самого начала необъявленной войны делали все, чтобы лишить общество достоверной и оперативной информации. Журналистам препятствовали в получении информации, не допускали в населенные пункты, отнимали и уничтожали отснятый материал, аппаратуру, угрожали и обстреливали.

И в настоящее время представители Министерства обороны, органов военного управления, Министерства внутренних дел, региональные управления МВД и ФСБ сохраняют "закрытость", стремясь оградить свои ведомства от внимания "пишущей и снимающей братии". Кроме названных ведомств, среди тех, кто утаивает информацию, зафиксированы: Государственная налоговая инспекция г. Казани, Управление Федеральной службы налоговой полиции Тверской области, Ростовское городское управление образования, руководство Азовского районного центра занятости, дирекция Челябинского металлургического комбината.

Наконец, анализ сообщений позволяет выделить еще одну группу нарушителей, ограничивающих доступ к информации, - судей. Судебная власть, призванная вершить правосудие, иногда позволяет себе также действовать вопреки закону, о чем подробнее будет сказано ниже.

Как ограничивается доступ к информации?

Рассмотрим типы нарушений профессиональных прав журналистов, связанных с доступом к информации, иначе говоря - как это делается?

Проблема доступа актуализирует и конкретизирует все сложности взаимоотношений между властью, прессой и обществом. Представители власти продолжают действовать с "позиции силы". Декларируя свободу массовой информации, сама власть постоянно и настойчиво ее нарушает, пытаясь определять рамки дозволенности и нужной ей степени информирования общества.

Хотя, в соответствии с законом, государственные органы, организации, предприятия обязаны осуществлять свою деятельность на принципах открытости, а предоставление информации - обязанность должностных лиц, а не их право, сплошь и рядом в действиях представителей власти усматривается принцип так называемой целесообразности. А он понимается и трактуется исходя из собственных установок и ориентаций, как правило, в интересах своего ведомства или учреждения. Это отношение проявляется в различных формах нарушений прав журналистов.

Стремление к усилению контроля за содержанием информации, предоставляемой обществу через СМИ, ясно проявилось в группе нарушений, которую составили факты отказа в предоставлении запрашиваемой информации, ограничения допуска к документам и материалам, не относящимся к информации с ограниченным доступом, запрещение работникам предприятий, учреждений, организаций предоставлять журналистам информацию, не составляющую охраняемую законом тайну.

Излюбленным способом дозирования информации является необоснованное засекречивание документов, не содержащих сведений, не подлежащих разглашению. С этой целью измышляются и устанавливаются на документах самые разнообразные не предусмотренные законом ограничительные грифы, и под этим предлогом журналисты не допускаются к интересующим их материалам.

По этим основаниям городская Дума отказала редакции газеты "Троицкий вариант" предоставить информацию об исполнении годового бюджета. Пресс-служба Орловской областной администрации также отказалась предоставить корреспонденту еженедельника "Экспресс-хроника" сборники, содержащие статистические данные об экономике области, сославшись на гриф "не для печати".

В этой же области Председатель комитета по связям со СМИ отказался предоставить телекомпании "Ва-банк" (Орел) какие-либо сведения о фактах отказа журналистам в аккредитации при областной Думе, заявив при этом, что телекомпания "Ва-банк" неправильно освещает деятельность Думы.

Аналогичен сюжет из Екатеринбурга. Уральская окружная инспекция Главного Контрольного Управления Президента РФ и Главное Контрольное Управление не предоставили запрашиваемую редакцией газеты "Аргументы и Факты - Урал" информацию об исполнении Указа Президента РФ "О дополнительных мерах социальной защиты военнослужащих, проходящих военную службу по призыву в частях внутренних войск РФ".

Категорически отказался дать информацию журналистам генеральный директор "Ростовертола" по поводу зараженных в Чернобыле вертолетов, которые находились на территории завода в г. Ростове-на-Дону после ликвидации последствий аварии на АЭС. Между тем значимость такой информации для общественности неоспорима, поскольку последствия чернобыльской катастрофы продолжают сегодня сказываться на жизни миллионов людей.

Особенно часто отказываются предоставить информацию по устному запросу журналиста. Так, руководитель пресс-службы администрации Курской области заявил журналистке: "Никакой информации вы не получите и давайте считать, что вы сюда не приходили, я вас не видел". Во избежание подобных инцидентов заявки целесообразно оформлять надлежащим образом. Предпочтительнее - официальный письменный запрос, что в дальнейшем упрощает процедуру доказывания самого факта запроса. Кроме того, такая форма обращения вынуждает должностных лиц искать официальные мотивировки в случае отказа или отсрочки в предоставлении информации, уведомлять об этом, соблюдая при этом установленные законом сроки.

Более распространенным способом нарушения прав журналистов является лишение возможности посещения и присутствия на объектах, территориях, пресс-конференциях и иных открытых мероприятиях. В нашем мониторе за 1996 год зафиксировано 46 таких фактов. Особенно бесцеремонны бывают представители властных структур на местах, препятствующие пребыванию журналистов на заседаниях государственных органов.

К числу наиболее грубых нарушений такого рода можно отнести категорический запрет администрации Волгограда местным журналистам присутствовать на своих заседаниях. При этом глава администрации связал это решение с непонравившейся ему публикацией.

Аналогичные нарушения зафиксированы в Санкт-Петербурге. Корреспондент газеты "Час пик" не был допущен на открытое заседание коллегии Управления департамента налоговой полиции. Пресс-секретарь объяснил это тем, что ранее этой газетой была опубликована статья "Генеральская охота в краю непуганных полицейских", которая и вызвала его недовольство.

География подобных нарушений довольно разнообразна: Краснодарский край, Нижегородская область, Кабардино-Балкария, Удмуртия, Воронеж, Волгоград, Москва. В Воронежской области, например, представитель администрации выпроводил журналистов с заседания комиссии по укреплению налоговой и бюджетной политики, объяснив, что журналисты мешают работе. Он заявил при этом, что члены комиссии хотели бы в спокойной обстановке обсуждать проблему, то есть иметь возможность "хоть матом друг на друга покричать", а журналисты "еще неизвестно, что напишут".

Бурную реакцию "выдала" директор Научно-производственного института АО НЛМК Людмила Франценюк (г. Липецк). Недовольная публикацией статьи в информационном бюллетене "Сегодня и завтра", она приказала не пускать сотрудников этого бюллетеня в институт, не давать им никакой информации. При этом в беседе с главным редактором этого издания должностная дама дала волю эмоциям: не стеснялась в выражениях, использовала ненормативную лексику, обзывала журналистов "голодранцами", "нахлебниками", грозила отомстить "пасквильной газетенке".

Просмотров: 262 | Добавил: eynar | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
А это целая курсовая)))

Имя *:
Email *:
Код *:
Календарь
«  Сентябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Наш опрос
Какие новости вы хотите видеть на нашем сайте?
Всего ответов: 33
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск