Среда, 22.11.2017, 11:22
Приветствую Вас Гость | RSS

Каждый может быть журналистом!!!

Главная » 2008 » Сентябрь » 28 » ЖУРНАЛИСТ В ПОИСКАХ ИНФОРМАЦИИ 3-АЯ СТ.
14:50
ЖУРНАЛИСТ В ПОИСКАХ ИНФОРМАЦИИ 3-АЯ СТ.
А в Удмуртии корреспондент "Радио России" не был допущен на сессию Государственного совета после того, как депутаты приняли решение на каждом заседании голосовать за предоставление права присутствовать тому или иному журналисту.

Нередко представители власти даже не считают нужным объяснять свое решение. Так, российские журналисты, прибывшие для освещения расширенного заседания кабинета министров России и получившие предварительную аккредитацию, не были допущены даже в кулуары дома правительства. Аналогичный факт, но на другом уровне зафиксирован в Волгоградской области.

Подчас такое решение связывается с характером и направленностью прежних публикаций, как бы в наказание и в назидание другим. Иногда запрет носит завуалированный характер и мотивируется тем, что мероприятие переносится из большого зала в малый, лишь бы "отсечь" журналистов неугодных изданий (Воронежская область).

Используется и такая хитрость, как перенос мероприятий на иное время без каких-либо предупреждений. Этим приемом корреспонденты десяти редакций были лишены доступа в здание администрации на пресс-конференцию кандидата в губернаторы, мэра Волгограда. Иногда такое решение мотивируется благими пожеланиями и даже заботой об участниках заседания, "чтобы не нервировать присутствующих" (Москва, "НТВ").

Права журналистов на посещение и присутствие ограничиваются даже при обсуждении жизненно важных вопросов, например тяжелого экономического положения, сложившегося на предприятиях. Председатель местного комитета независимого профсоюза решил провести такое обсуждение без представителей прессы (Нижегородская область). Аналогичное решение принял аппарат главы администрации Приморского края, не допустив журналистов на заседание комиссии по чрезвычайным ситуациям, посвященное положению энергетики в регионе.

Как видно из приведенных примеров, с использованием различных объяснений, мотивировок, а иногда и без таковых, общая установка сохраняется: осуществлять контроль за предоставляемой журналистам информацией.

Еще одну группу нарушений составили массовые ограничения доступа журналистов на объекты и территории в Чечне. Всякое обострение ситуации вокруг того или иного населенного пункта вызывало цепь нарушений.

Монитором зафиксированы многочисленные факты превышения военнослужащими Российской армии своих полномочий, оказания противодействия работе журналистов. Чтобы "закрыть" информацию, скрыть обстоятельства необъявленной войны, журналистов просто не пускали на места событий.

В январе об этом поступили сообщения из поселка Первомайский, в феврале - из селения Аршты ("Эхо Москвы"), Новогрозненский, Алерой, Центорой ("НТВ"), в марте федеральные войска запрещали в течение двух недель проезжать в сторону Серноводска, Бамута, Самашек ("НТВ", "Известия", "РТВ"), не пропускали в села Ахар, Шушия ("Известия"). В это же время журналистов собрали в гостинице территориального управления федеральных войск и запретили покидать ее. В таких условиях ни одна из съемочных групп не имела возможности передать репортажи из Грозного. В апреле-мае подобные сообщения поступили из Шали, Старого Ачхоя ("Известия", "Сегодня"), в июле - опять из Бамута ("ОРТ", "НТВ"). При этом, не ограничившись запретом, один из офицеров отдал приказ стрелять по автомобилю, если журналисты предпримут попытку проехать в это селение ("НТВ", июль 1996 г.).

Чеченская война высветила проблему информирования общества, которая напрямую связана с доступом к информации работников СМИ. Нужно ли удивляться неполноте и противоречивости информации, которая поступала из этого "горячего региона"?

По мнению аналитиков, события 1996 года в Кизляре и Первомайском продемонстрировали стремление властей и силовых ведомств скрыть от общества правду о происходящем. Пожалуй, ни одна операция в Чечне не проходила в таком информационном вакууме. Эта блокада сопровождалась непрерывным потоком самых невероятных и постоянно опровергаемых измышлений, слухов и оголтелой дезинформации, исходящей из официальных источников. Правда о событиях просачивалась только благодаря самоотверженности ежедневно рискующих и гонимых журналистов. На этом фоне выгодно отличались информационная доступность и активность сепаратистов, что обеспечило им заметный выигрыш в пропагандистской войне.

Бездарная и безответственная работа официальных служб информации (как и провал боевых действий федералов) подрывала доверие к ним граждан, дезориентировала общественное мнение, способствовала расколу в обществе.

Фонд защиты гласности издал сборник документов и иных материалов, рисующих перипетии этой информационной войны и положение журналистов в чеченских событиях (см. "Информационная война в Чечне". М., 1997).

Власти вроде бы извлекли уроки из этих печальных событий. Службой безопасности разработан и представлен на рассмотрение Федеральному Собранию законопроект "О внесении изменений в Федеральный закон "Об органах Федеральной службы безопасности Российской Федерации" и Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" (см. "Российская газета", 14.03.1997).

Судя по сообщениям разработчиков, в проекте содержится ряд мер, направленных на повышение безопасности журналистов при посещении ими мест проведения антитеррористических операций. Признается, что многие жертвы среди журналистов были вызваны "недостатками организации действий правоохранительных органов (травля журналистов собаками на блок-посту, видимо, подпадает под этот эвфемизм. - Авт.), а подчас и беспечностью самих работников СМИ".

Однако некоторые положения в характеристике законопроекта настораживают. В частности, говорится о мерах по блокированию участков местности и ограничению доступа граждан (а значит, и журналистов) в район проведения спецопераций. Предполагается повысить ответственность средств массовой информации за достоверность распространяемых ими сведений о мероприятиях, проводимых правоохранительными органами, которые и сейчас являются самыми закрытыми и недоступными для СМИ.

Возникает опасение, не послужат ли эти меры для сокрытия объективной информации, изоляции граждан и СМИ от общественно значимых событий и манипулирования общественным мнением. Нельзя допустить, чтобы наследники Барсукова использовали будущий закон для очередного наступления на свободу прессы, легализации произвола и дезинформации, как это имело место в событиях под Кизляром и Первомайским.

Поэтому законопроект должен привлечь к себе пристальное внимание журналистского сообщества правозащитных организаций, подвергнуться самой тщательной научной и общественной экспертизе. Фонд защиты гласности дал на этот проект весьма критическое заключение.

"Гласность" в суде

Кроме описанных, выделяется серия нарушений прав журналистов, связанных с запретом на присутствие в зале открытого судебного заседания, ограничением права производить записи, запретом аудиозаписи на судебных процессах. Имеют место случаи выдворения корреспондентов из зала суда.

На начавшемся в городе Сергиев Посад Московской области процессе по делу об убийстве священника Александра Меня судья Екатерина Сысоева заявила о запрете на аудиозапись в зале суда.

Не были допущены в зал заседания Невского федерального суда Санкт-Петербурга журналист газеты "Вести" Александр Евдокимов и внештатный корреспондент Русской службы Би-Би-Си Владимир Ковалев, хотя дело слушалось в открытом заседании и в зале суда были свободные места. Аналогичные нарушения зафиксированы в Ростове-на-Дону, Свердловской области, Краснодарском крае, Новосибирске.

В Ростове-на-Дону судья не допустил журналистов в судебное заседание, мотивируя свое решение интересами присяжных, хотя известно, что разбирательство дел в суде присяжных не предусматривает каких-либо особых исключений из принципа гласности, а скорее рассчитано именно на утверждение этого принципа.

А в Липецке журналист был трижды удален судьей Литовкиным Ю. В. из зала судебных заседаний за ведение записей в блокноте. Попытки урегулировать конфликт не привели к желаемым результатам. После первого "выдворения" журналист обратился к председателю суда за защитой нарушенного права. Но председатель суда, признав законным право журналиста делать записи во время судебного заседания, предпочел все-таки не вмешиваться в конфликт. На следующий день ситуация повторилась. Судья был непреклонен и вновь удалил журналиста из зала. Тогда по рекомендации председателя суда журналист написал заявление с просьбой допустить его в процесс с правом ведения записей. Судья не только проигнорировал заявление журналиста, но и потребовал от работника милиции удалить "неугодного и неуемного" журналиста. Уверовав в свою безнаказанность, "упиваясь властью", судья и на третий день продолжал игнорировать закон. В категоричной форме он отдал распоряжение работнику милиции вывести журналиста из зала судебных заседаний. Милиционер, поощряемый судьей, грубо обращался к журналисту на "ты", угрожая "посадить его, куда надо".

Другой пример. Заместитель председателя Ростовского областного суда, в процессе по жалобам адвокатов на действия районного судьи, потребовал удалить журналистов из зала, мотивируя это отсутствием у них приглашения. О каком приглашении может идти речь, если закон четко предписывает, что заседания во всех судах, за исключением специально предусмотренных случаев, открытые. Это означает, что любой человек, в том числе и журналист, имеет право присутствовать на открытом заседании суда, для этого нет нужды получать приглашение или разрешение.

Точно так же журналист имеет право фиксировать происходящее в зале суда, производить звукозапись. Тем не менее нередко судьи запрещают пользоваться диктофоном.

Таким образом, судьи, призванные вершить правосудие, подчиняясь только закону, позволяют себе действовать вопреки закону, ущемляя права журналистов и тем самым усугубляя и без того небезоблачные отношения со СМИ.

К сказанному следует добавить, что ограничение прав журналистов на присутствие в открытых судебных заседаниях крайне негативно отражается на характере и содержании той информации, которая исходит от них и не способствует повышению уровня доверия граждан и престижа суда в общественном мнении.

Проистекает это из недооценки роли СМИ в создании благоприятной духовной среды обитания судебной системы. Сказывается ограниченное понимание принципа гласности судебного процесса только как публичности судопроизводства без учета более широкого доступа граждан к делам судебным, что обеспечивается средствами массовой информации.

Обнадеживает тот факт, что по представлению Фонда защиты гласности Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации рассмотрела зафиксированные в нашем мониторе факты нарушения судами принципа гласности судопроизводства и приняла рекомендации, направленные на обеспечение законного взаимодействия судебной власти со средствами массовой информации.

При этом отмечалось, что многие судьи под любым предлогом стараются уклониться от вопросов журналистов и запросов редакций средств массовой информации. Встречаются случаи, когда критическое выступление в адрес суда или высказанное в прессе сомнение в правильности того или иного решения необоснованно воспринимаются судьями как вмешательство в отправление правосудия, оскорбление судебной власти, умаление чести, достоинства и деловой репутации суда.

Рекомендовалось допускать журналистов на заседания квалификационных коллегий, а в необходимых случаях самим приглашать их на свои заседания, чаще передавать им общественно значимую информацию о своей работе.

Квалификационным коллегиям судей субъектов Российской Федерации предписывалось принимать к своему производству жалобы и заявления журналистов на нарушения их прав со стороны судей.

В целях совершенствования взаимодействия СМИ и судебных органов Фонд защиты гласности планирует специальное исследование на тему "Масс-медиа и судебная власть".

Пресс-службы и СМИ

Особую группу нарушителей, как ни парадоксально, составляют представители пресс-служб, пресс-секретари. В их числе пресс-секретарь Тюменской областной Думы А. Туринцев, пресс-секретарь губернатора Санкт-Петербурга С. Иванова, пресс-секретарь премьер-министра Татарстана А. Маликов, пресс-служба администрации Красноярского края, пресс-служба Орловской областной администрации, Председатель Комитета по СМИ Санкт-Петербурга Ю. Макров, пресс-секретарь департамента налоговой полиции Санкт-Петербурга, пресс-секретарь губернатора Воронежской области С. Жданов.

Вопреки надеждам, которые питали журналисты при создании этого нового в России института, пресс-службы, специалисты в области "паблик рилейшнз" вместо оказания содействия прессе, оперативного и полного информирования граждан о деятельности своих организаций при помощи средств массовой информации нередко выступают в роли своеобразных цензоров.

Как показал анализ сообщений, пресс-службы и пресс-секретари зачастую заинтересованы не столько в обеспечении журналистов информацией, сколько в отстаивании интересов ведомств, которые они представляют. Фактически они выполняют функции не проводников информации, а ее фильтров.

Так, по сообщению регионального отделения Центра, председатель Комитета по СМИ Санкт-Петербурга на заседании с пресс-секретарями органов Правительства С.-Пб. заявил о необходимости ограничить контакты представителей мэрии с журналистами. По его словам, чиновники позволяют себе высказывать слишком много личных мнений и комментариев.

Как бы реализуя и претворяя в жизнь эту общую установку, пресс-секретарь губернатора Санкт-Петербурга Светлана Иванова заявила, что намерена лично определять список журналистов, которые будут допускаться к освещению официальной деятельности губернатора и его служб, что разрешение на освещение подобных мероприятий нужно получать заблаговременно и лично у нее.

Аналогичную позицию заняли пресс-секретари в других регионах России. Так, пресс-секретарь губернатора Воронежской области взяла на себя функцию лично решать вопросы о предоставлении журналистам информации, их допуска на пресс-конференции, проведении интервью с любым чиновником областной администрации и в первую очередь губернатором.

Мы не располагаем данными о том, кем по образованию и профессиональному происхождению являются те пресс-секретари, которые попали в монитор в качестве нарушителей. Однако, согласно экспертному опросу работников пресс-служб, проведенному исследовательской группой "ЦИРКОН", из 103 опрошенных респондентов большинство были в прошлом профессиональными журналистами, 61% имели журналистское или смежное, филологическое образование; по профессиональному опыту - 70 % опрошенных работников пресс-служб прежде работали в СМИ. Отсюда и надежды на понимание ими проблем журналистского сообщества, которые, к сожалению, зачастую не оправдываются. Сказываются, видимо, специфика работы во властных структурах, характер выполняемых функций, которые, по результатам того же опроса, сами респонденты оценили скорее как чиновничьи.

Представители пресс-служб наглядно продемонстрировали это в тех конфликтах, которые занесены в монитор. Например, созданный Саратовской областной администрацией Комитет по анализу информации и печати, призванный выполнять обязанности пресс-службы, присвоил себе функции управления местной прессой, используя ее зависимое положение, поскольку финансируется она за счет бюджета.

В период избирательной кампании комитет рассылал редакциям предписания, обязывая публиковать подготовленные неким "агентством" агитационно-пропагандистские материалы в пользу Президента РФ и тотчас же докладывать об исполнении.

Трудно представить себе более откровенное извращение отношений власти и прессы. Вмешательством Фонда удалось хотя бы формально наказать виновных за такое посягательство на профессиональную самостоятельность СМИ.

Смысл и бессмыслица аккредитации

Заслуживают внимания попытки власти создать систему ограничений доступа к информации, используя институт аккредитации журналистов. И хотя в нашем мониторе за 1996 год зарегистрировано лишь пять, а в первом полугодии 1997-го - девять конфликтов, связанных с аккредитацией и необоснованным отказом в аккредитации, на этом вопросе следует остановиться специально. Обусловлено это той угрозой свободе массовой информации, которую таят в себе Правила аккредитации, устанавливаемые и принимаемые самими организациями, аккредитующими журналистов.

Институт аккредитации призван регламентировать взаимоотношения СМИ с организациями, являющимися источниками информации, создавая более благоприятные условия для осуществления профессиональной деятельности журналистов. Соответствующие правила должны определять порядок аккредитации представителей средств массовой информации, основные формы работы с аккредитованными работниками СМИ в целях создания необходимых им условий обеспечения их информацией о деятельности аккредитующей организации.

Эти правила, как и любые нормативные акты, должны соответствовать Российскому законодательству, не вступать в противоречие с принципами Конституции РФ, общепризнанными нормами международного права, Законом "О СМИ", не могут противоречить нормам, обладающим большей юридической силой, ущемлять свободу массовой информации и права журналистов.

Однако на практике существующие Правила далеко не всегда отвечают указанным требованиям. Поскольку соответствующая норма Закона о СМИ крайне скупа и нет Типовых правил аккредитации, то открываются широкие возможности для произвольного нормотворчества, создается угроза свободе слова.

Анализ действующих в различных организациях и учреждениях Правил аккредитации показал, что многие пункты этих правил используются в качестве инструмента ограничения доступа к информации, влияния и давления на СМИ со стороны пресс-служб.

Нередко принятые в регионах, на местах Правила нарушают права журналистов, предоставленные им федеральным законодательством. Идеи, которые закладываются в эти правила, порой имеют целью не облегчить журналистам доступ к информации, а расширить перечень ограничений их прав.

В числе наиболее распространенных нарушений, которые содержатся в Правилах, можно отметить требование аккредитующей организации представить биографические данные о журналисте, справки о его профессиональной деятельности, раскрытие псевдонимов аккредитуемых журналистов, введение в качестве необходимого условия аккредитации наличия профессионального образования, требование получения письменного разрешения должностного лица на аудио- и видеозапись и т.д.

Чрезвычайно распространено незаконное расширение оснований для отказа и лишения аккредитации. Например, Правилами аккредитации, утвержденными губернатором и председателем правительства Ярославской области, начальнику Управления по связям с общественностью предоставляется право лишать аккредитации за искажение информации о деятельности губернатора и председателя правительства и смысла принимаемых ими постановлений, что, как известно, допускается только после судебного решения. Журналистам также вменяется в обязанность публиковать информацию о заседаниях или совещаниях правительства в газетах в срок до 3-х дней, в передачах радио и телевидения - до 2-х дней.

Кроме того, такие понятия, как "искажение информации", "необъективность освещения", являются сугубо оценочными и могут трактоваться должностными лицами по их усмотрению и использоваться в качестве основания для расправы за критические выступления.

Извращая смысл и содержание аккредитации, местная администрация использует этот институт в качестве возможного средства борьбы с "недобросовестными" журналистами, искажающими информацию, которую они получают на совещаниях аккредитуемых организаций.

С сожалением приходится констатировать, что подобные нарушения - не редкость. Наглядный пример расширительного толкования оснований для лишения аккредитации продемонстрировали вслед за президентской пресс-службой депутаты Государственной Думы, проголосовавшие за лишение аккредитации журналиста ОРТ Павла Рязанцева за репортаж, который показался депутатам недостаточно уважительным. Тем самым депутаты нарушили ими же принятый закон, продемонстрировав образец нигилистического отношения к законам.

Многие ранее принятые Правила аккредитации, нарушающие права журналистов, продолжают действовать и поныне.

Так, администрация Воронежской области требует в заявке на аккредитацию указывать, является ли журналист штатным сотрудником редакции. Или, для проведения теле- и фотосъемок на заседаниях, совещаниях и других мероприятиях редакциям средств массовой информации предписано заблаговременно получать соответствующее разрешение в спецотделе администрации.

Массу нарушений законодательства содержат Правила аккредитации при Парламенте Республики Калмыкия. Фактически каждый пункт этих правил вводит не предусмотренные законом ограничения. В частности, аккредитации подлежат только журналисты средств массовой информации, финансируемых из республиканского бюджета, и не подлежат аккредитации журналисты тех СМИ, учредителями которых являются общественные и коммерческие организации, частные лица. Эти же правила устанавливают, что средствам массовой информации или отдельным журналистам может быть отказано в аккредитации в случаях необъективных или тенденциозных публикаций, распространенных ранее.

Даже в недавно принятом Положении о порядке аккредитации журналистов при администрации Санкт-Петербурга на 1997 год содержится ряд пунктов, противоречащих законодательству РФ. В частности, в заявке на аккредитацию требуется указывать тематику работы аккредитуемого журналиста. Этим же Положением строго ограничен срок подачи заявки на аккредитацию. В обязанность аккредитованным журналистам вменено извещать пресс-центр о подготовке будущих материалов, касающихся деятельности администрации. И, наконец, Положение предусматривает возможность лишения аккредитации в случае "грубого искажения информации".

Нарушение прав журналистов усматривается в Положении об аккредитации представителей средств массовой информации при городской Думе г. Дубны Московской области. Один из пунктов этого Положения гласит: "Предварительно материалы по аккредитации рассматриваются в депутатских комиссиях. Решение об аккредитации принимается на заседании Думы с учетом рекомендаций постоянной депутатской комиссии по народному образованию, вопросам культуры, спорта и средств массовой информации".

Нередко журналистам отказывают в аккредитации без каких-либо объяснений. Так, редакции газеты "Троицкий вариант" отказано в аккредитации журналистов при городской Думе. Положения об аккредитации при Думе вообще не существует.

Некоторые руководители пресс-служб, опасаясь (по разным мотивам) повышенного интереса и критики деятельности своих организаций со стороны СМИ, возражают против введения у себя аккредитации. Не желая создавать себе дополнительные сложности, они устанавливают различные барьеры на пути доступа к информации, используют организационные способы ее дозирования, устраивают своеобразную цензуру, осуществляя по своему усмотрению отбор "фаворитов" для предоставления информации.

Легко понять, как извращаются при этом нормальные деловые отношения, привносится стиль взаимных уступок, одолжений и, может быть, торгашества. Не вызывает сомнений настоятельная необходимость правового регулирования деятельности пресс-служб, пока еще не предусмотренных законом, и устранения пробелов в регламентации института аккредитации СМИ, используемых для сокрытия общественно значимой информации и ограничения доступа к ней журналистов.

Фонд защиты гласности проводит систематическое изучение роли пресс-служб и правил аккредитации в деле обеспечения прав граждан на информацию и прав средств массовой информации на доступ к ней.

Планируется специальная публикация по этой проблематике.

Полная характеристика правового положения российских СМИ представлена в ежегоднике Фонда защиты гласности "Пресса на территории России: конфликты и правонарушения" (М., 1997).

Просмотров: 395 | Добавил: eynar | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
biggrin

Имя *:
Email *:
Код *:
Календарь
«  Сентябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Наш опрос
Какие новости вы хотите видеть на нашем сайте?
Всего ответов: 33
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск